Олимп зеркало  |  оборудование для ресторанов кафе и баров ресторанное.  |  Uadreams scam investigation

Глава 44

С Махатмой Ганди в Вардха.


       - Добро пожаловать в Вардха! - С этими сердечными словами и подарками из венков кхаддара (домотканого хлопка) приветствовал меня, мисс Блетч и мистера Райта Махадев Десаи, секретарь Махатмы Ганди. Наша маленькая группа ранним августовским утром только сошла на станции Вардха, с радостью оставляя пыль и духоту поезда. Поручив багаж повозке с волами, мы с мистером Десаи и его спутниками, Бабасахебом Дешмукхом и доктором Пингалой, сели в открытую машину. Короткий переезд по грязным сельским дорогам привел нас к Маганвади, ашраму индийского святого-политика.
       Мистер Десаи сразу же проводил нас в кабинет, где скрестив ноги сидел Махатма Ганди. В одной руке - ручка, в другой - клочок бумаги, на лице - широкая, обаятельная, сердечная улыбка!
       "Добро пожаловать!" - написал он на хинди: был понедельник - его еженедельный день молчания.
       Хотя это была наша первая встреча, мы с нежностью смотрели друг на друга. В 1925 году Махатма Ганди почтил посещением школу в Ранчи и написал в книге гостей благосклонный отзыв.
       Маленький, сорокапятикилограммовый святой излучал физическое, психическое и духовное здоровье. В его карих глазах мягко светились ум, искренность и проницательность. Этот политический деятель умом противостоял тысяче аудиторий и выходил победителем. Ни один вождь в мире не занял столь прочного места в сердцах людей, какое занимает Ганди у миллионов безграмотных людей Индии. Их добровольная дань - его знаменитое именование Махатма 1. Одеждой - обычно никакой, кроме набедренной повязки, - Ганди символизировал единство с угнетенными народными массами, которые не могут себе позволить ничего больше.
       "Обитатели ашрама целиком и полностью в вашем распоряжении, обращайтесь к ним, пожалуйста, за любой услугой". - С характерной для него любезностью Махатма дал мне эту наскоро написанную записку, когда мистер Десаи предложил нашей группе разместиться в гостинице.
       Наш провожатый вел нас по фруктовым садам и цветущим полянам к крытому черепицей зданию с решетчатыми окнами. Передняя стена двора примерно в семь с половиной метров в поперечнике использовалась, по словам мистера Десаи, как опора для подливки, рядом стояло вращающееся каменное колесо для молотьбы риса. В каждой из наших спаленок оказался лишь тот минимум, который уже невозможно было сократить - канатная кровать ручной работы. Выбеленная кухня могла похвастаться водопроводным краном в одном углу и углублением для огня, чтобы приготовить пищу, - в другом. Простые сельские звуки достигали наших ушей: крики петухов и чириканье воробьев, мычание коров и звук резца, обрабатывающего камень.
       Заметив путевой дневник у местера Райта, мистер Десаи открыл страницу и написал на ней перечень обетов Сатьяграхи2, приносимых всеми непосредственными последователями Махатмы.
      
       Ненасилие, правдивость, настяжание, целомудрие, необладание, физический труд, контроль над вкусом, бесстрашие, равное почитание всех религий, свадеши (использование домашних мануфактур), свобода от неприкасаемости. Эти одиннадцать пунктов следует соблюдать в духе смирения.
      

       (Ганди на следующий день сам подписал эту страницу, приведя и дату - 27 августа 1935 года.)
       Через два часа после нашего прибытия меня и моих спутников пригласили на второй завтрак. Махатма уже сидел под сводчатой галереей ашрама, находящейся на другой стороне двора от его кабинета. Человек двадцать пять босых сатьяграхи сидели на корточках у медных чашек и тарелок. Общий хор молитвы, потом еда, раскладываемая из больших медных котлов с чапати3, кропленная маслом гхи, таласари4 и лимонное варенье.
       Мохатма ел чапати, вареную свеклу, сырые овощи и апельсины. Сбоку от его тарелки была большая куча очень горьких листьев дерева ним, известного как очиститель крови. Своей ложкой он отделил порцию и положил мне на блюдо. Я проглотил ее с водой, не разжевывая, вспомнив дни детства, когда мать заставляла меня глотать эту неприятную на вкус траву. Ганди же ел массу из нима понемножку, с удовольствием, как будто это была удивительная сладость.
       В этом незначительном случае я отметил способность Махатмы отделять по своему желанию ум от чувств и припомнил знаменитую аппендэктомию5, произведенную несколько лет назад. Отказавшись от всякого обезболивания, святой непринужденно беседовал с учениками в течение всей операции, его заразительная улыбка обнаруживала, что он не осознавал боли.
       Вечер принес мне возможность побеседовать с известной ученицей Ганди, дочерью английского адмирала мисс Мадлен Слейд, которую теперь звали Мира Бехн6. Ее строгое, но спокойное лицо было озарено энтузиазмом, когда на безупречном хинди она рассказывала мне о повседневных делах.
       - Работа по переустройству деревни - достойная работа! Мы группой ходим каждое утро в пять часов, чтобы помочь жителям соседнего села и научить их гигиене. Мы доказываем им необходимость чистки уборных и очищения хижин от грязи и соломы. Сельские жители безграмотны, их невозможно воспитывать иначе как собственным примером! - Она весело засмеялась.
       Я с восхищением смотрел на эту высокородную английскую женщину, подлинно христианское смирение которой позволяет ей проделывать работу уборщика мусора, выполняемую только "неприкасаемыми".
       - Я приехала в Индию в 1925 году, - сказала она. - В этой стране мне никогда не захочется вернуться к старой жизни и старым интересам.
       Мы немного поговорили об Америке.
       - Я всегда радуюсь и изумляюсь, видя глубокий интерес к духовным вопросам, проявляемый множеством американцев, посещающих Индию, - сказала она.
       Руки Миры Бехн скоро занялись чаркой (прялкой)7, всегда присутствующей в комнатах ашрама и вследствие усилий Ганди - повсюду в сельской Индии.
       Ганди имел здоровые экономические и культурные соображения для поощрения возрождения небольшой сельской кустарной промышленности, но он не поощрял фанатического отказа от всего современного прогресса. Машины, поезда, автомобили, телеграф играли важную роль в его собственной многогранной жизни. Пятьдесят лет общественного служения, в тюрьме и на свободе, повседневные занятия практическими делами, борьба с суровой действительностью в политическом мире лишь увеличили его равновесие, непредубежденность, здравомыслие и юмористическое отношение к забавному спектаклю человеческой жизни.
       Наше трио имело удовольствие в шесть часов вечера быть гостями на обеде у Бабасахеба Дешмукха. Вечерняя молитва в семи часов застала нас взбирающимися на крышу снова в ашраме Маганвади, где тридцать сатьяграхи собрались полукругом возле Ганди. Он сидел на корточках на соломенной циновке, старинные карманные часы лежали на подстилке перед ним. Заходящее солнце бросало последние лучи на пaльмы и баньяны, слышались звуки ночи и стрекотание сверчков. Атмосфера - сама безмятежность. Я был восхищен.
       Торжественное пение, возглавляемое мистером Десаи, поддерживала вся группа, затем читали Гиту. Махатма жестом попросил меня вознести заключительную молитву. Какой унисон божественной мысли и духовного возвышения! В памяти всегда остается медитация под первыми звездами на крыше ашрама в Вардха.
       Точно в восемь Ганди завершил молчание. Гераклов труд его жизни требовал тщательности в распределении времети.
       - Добро пожаловать, свамиджи! - На этот раз приветствие Ганди было не через посредство бумаги. Мы только что спустились с крыши в его рабочий кабинет, просто меблированный квадратными циновками, без стульев, низким столиком с книгами, бумагой и несколькими перьевыми ручками; в углу тикали часы какого-то неопределенного вида. Всепроникающая атмосфера мира и благоговения! Ганди одарил нас одной из своих пленительных почти беззубых улыбок.
       - Много лет назад, - пояснил он, - я начал каждую неделю соблюдать день молчатия в качестве средства выгадывания времени для просмотра корреспонденции. Но терерь эти двадцить четыре часа стали духовной жизненной необходимостью. Установление периодического молчания - не мучение, а благословение.
       Я от всей дущи согласился8. Махатма расспросил меня об Америке и Европе, мы обсудили положение в Индии и в мире.
       - Махадев, - сказал Ганди, когда в комнату вошел мистер Десаи, - организуйте, пожалуйста, в городском зале на завтрашний вечер беседу о йоге для свамиджи.
       Когда я пожелал Махатме спокойной ночи, он предусмотрительно вручил мне бутылку масла цитронеллы.
       - Москиты в Вардха не имеют понятия об ахимсе9, свамиджи! - сказал он смеясь.
       На следующее утро наша маленькая группа рано позавтракала пшеничной кашей с черной патокой и молоком. В половине одиннадцатого нас позвали на веранду ашрама на второй завтрак с Ганди и сатьяграхи. Сегодня в меню входили коричневый рис, новый набор овощей и зерна кардамона.
       Полдень застал меня блуждающим по парку при ашраме, бредущим далее к пастбищу с несколькими невозмутимыми коровами. Охрана коров - страсть Ганди.
       - Корова для меня является символом всего живого мира ниже человека, способствующим расширению человеческой добродетели за пределы его собственного рода, - пояснил Махатма. - Человеку через корову велено осознать свою тождественность со всем, что живет. Почему древние риши для обожествления выбрали корову, для меня очевидно. Корова в Индии была лучшим объектом сравнения, она была символом достатка. Она не только давала молоко, но и сделала возможным сельское хозяйство. Корова - это целая поэма сострадания, человек читает сострадание в этом добром животном. Для миллионов людей она - вторая мать. Охрана коров означает защиту всего бессловесного творения Божьего. Призыв более низкого отряда творения более силен, ибо он бессловесен10.
       Ортодоксальному индусу предписываются три священные ежедневные яджны11. Одна из них - это бхута яджна, подношение пищи животному царству. Эта церемония символизирует понимание человеком его обязанностей по отношению к менее развитым формам творения, инстинктивно связанным телесными отождествлениями, характерными и для человеческой жизни, но лишенными освобождающего свойства разума, характерного исключительно для человека.
       Таким образом, бхута яджна укрепляет готовность человека поддерживать слабых, как он в свою очередь поддерживается неисчислимыми заботами более высоких незримых существ. Человек также ответственен за животворящие силы природы на земле, в воде и воздухе. Эволюционный барьер несообщаемости между природой, животными, человеком и ангелами астрала, таким образом, превозмогается яджнами безмолвной любви.
       Две другие ежедневные яджны - питри и нри. Питри яджна - это подношение жертв предкам как символ признания человеком своего долга по отношению к прошлому, сущность мудрости которого озаряет ныне человечество. Нри яджна - это подношение пищи странникам или бедным, символ теперешней ответственности человека, его долга к современникам.
       Ранним вечером я осуществил добрососедскую нри яджну, посетив ашрам Ганди для девочек. Мистер Райт сопровождал меня в этой десятиминутной поездке. Молоденькие личики на нежных стебельках красочных сари! В конце короткой беседы на хинди12, устроенной мною на открытом воздухе, небеса разверзлись и полил дождь. Со смехом мистер Райт и я забрались в машину и, не обращая внимания на пелену льющегося серебра, помчались обратно к Маганвади.
       Вернувшист в гостиницу, я вновь поразился абсолютной простоте и очевидности самопожертвования, которые были повсюду. Обет необладания Ганди был дан в начале его семейной жизни. Отказавшись от обширной юридической практики, которая приносила ему более двадцати тысяч долларов ежегодного дохода, Махатма все свое богатство раздал бедным.
       Шри Юктешвар частенько слегка подшучивао над обычно несовершенными понятиями об отречении.
       "Нищий не может отрекаться от богатства, - говаривал учитель. - Если человек жалуется: "Дела мои не удались, жена меня бросила, я отрекусь от всего и уйду в монастырь", - о какой мирской жертве он говорит? Не он отрекся от богатства и любви - они от него отреклись!"
       С другой стороны, святые вроде Ганди принесли не только осязаемые материальные жертвы, но и совершили более трудное отречение от эгоистических побуждений и личных целей, погрузив свою сокровенную сущность в поток человечества как целого.
       Замечательная жена Махатмы, Кастураваи, не возражала, когда он отказался отложить какую-либо долю своего богатства для нее и их детей. Поженившись в ранней юности, после рождения четырех сыновей они приняли обет брахмачари13. Спокойная героиня той напряженной драмы, которой была их совместная жизнь, Кастурабаи последовала за мужем в тюрьму, приняв участие в его трехнедельной голодовке, и в полной мере разделила с ним безнраничную ответственность. Она выразила свою благодарность Ганди в следующих словах:
      
       Спасибо тебе за привилегию быть в течение всей жизни твоей спутницей и помощницей. Спасибо тебе за самый совершенный брак в мире, основанный на брахмачати, а не на сексе. Спасибо тебе за то, что в своем пожизненном труде для Индии считал меня во всем равной. Спасибо тебе за то, что ты не из тех мужей, которые проводят свое время в азартных играх, на скачках, с женщинами, в вине и песнях, пресыщающиеся женами и детьми, как маленькие мольчики, которым быстро надоедают детские игрушки. Как благодарна я тебе, что ты не был из тех мужей, что посвящают время на приумножение богатства, эксплуатируя труд других.
       Как благодарна я, что ты поставил Бога и страну выше взяток, что обладал смелостью иметь убеждения и совершенную и искреннюю веру в Бога. Как благодарна я мужу, что поставил Бога и страну выше меня. Я признательна тебе за терпимость ко мне и моим проступкам в молодости, когда я роптала и возмущалась против той перемены, которую ты совершил в нашем образе жизни.
       Когда я была ребенком, я жила в доме твоих родителей. Твоя мать была великой и доброй женщиной, она воспитывала и учила меня, как быть храброй, милой женой и как сохранить любовь и уважение ее сына, моего будущено мужа. С годами, когда ты стал самым любимым лидером Индии, у меня не было страха, испытываемого женой из-за возможности ее забвения, оттого, что ее муж залез на лестницу успеха, как это часто случается в других странах. Я знала, что даже когда придет смерть, мы будем мужем и женой.
      

       В течение многих лет Кастурабаи выполняла обязанности по учету денежных средств общественных фондов, которые боготворимый Махатма был в состоянии собирать миллионами. Много забавных историй рассказывают в индийских домах по поводу того, что мужья нервничают, когда их жены, идя на митинг Ганди, надевают какую-нибудь драгоценность. Волшебный язык Махатмы, заступающийся за угнетенных, как магнит притягивает с рук и шей богачей в корзину для сбора золотые браслеты и бриллиантовые ожерелья.
       Однажды общественный казначей - Кастурабаи не смогла отчитаться за четыре рупии. В должное время Гонди опубликовал отчет, в котором неумолимо отметил, что его жена не отчиталась за четыре рупии.
       Я часто рассказывал эту историю перед многими аудиториями американских учеников. В один из вечеров одна женщина в зале бурно выразила свое возмущение.
       - Махатма - не Махатма, - воскликнула она, - а если б он был моим мужем, я б ему все глаза выцарапала за такое совершенно излишнее публичное оскорбление!
       После нескольких добродушных шуток в адрес американских и индийских жен я перешел к более полному разъяснению.
       - Миссис Ганди считает Махатму не мужем, а гуру, который имеет право дисцирлинировать ее даже за незначительные ошибки, - подчеркнул я. - Спустя некоторое время после того публичного упрека Кастурабаи Махатма Ганди был приговорен к тюремному заключению по политическим мотивам. Когда он спокойно прощался с женой, она упала к его стопам:"Учитель, - сказала она смиренно, - если я когда-нибудь обидела тебя, прости меня, пожалуйста"14.
       В три часа того памятного дня в Вардха, в соответствии с предварительной договоренностью, я направился в кабинет святого, оказавшегося в состоянии из своей жены сделать непреклонную ученицу, - редкое чудо! Ганди поднял глаза, на лице его играла незабываемая улыбка.
       - Махатмаджи, - сказал я, сев на корточки на коврике без подушек рядом с ним, - скажите мне, пожалуйста, ваше определение ахимсы.
       - Непричинение вреда любой живой твари в мыслях или на деле.
       - Прекрасный идеал! Но мир всегда спросит: "Разве нельзя убить кобру, чтобы защитить ребенка или себя самого?"
       - Я не мог бы убить кобру, не нарушив два из своих обетов - бесстрашие и непричинение вреда. Скорее я попытался бы внутренне вибрациями любви успокоить змею. Как я могу принижать свои нормы в угоду обстоятельствам? Должен признаться, - добавил он со своей поразительной откровенностью, - что я не смог бы продолжать эту беседу, будь я лицом к лицу с коброй!
       Я отметил несколько самых свежих западных книг о диете, лежавших у него на столе.
       - Да, диета важна в движении сатьяграхи, как и везде, - сказал он со смехом. - Поскольку я отстаиваю полное воздержание для сатьяграхи, то все время стараюсь выбрать наилучшую диету для целомудренного. Необходимо победить вкусовые привычки прежде, чем появится возможность управлять инстинктом воспроизведения потомства. Полуголодное существование или негармоничная диета - это не ответ. После преодоления внутренной жадности к еде сатьяграхи далее может следовать какой-нибудь рациональной вегетарианской диете. Благодаря внутренней и внешней мудрости в отношении пищи половой флюид сатьяграхи преобразуется в жизненную энергию для всего тела.
       Мы с Махатмой сравнили знание хороших заменителей мяса.
       - Авокадо певосходен, - сказал я. - Близ моего центра в Калифорнии много авокадовых рощ.
       Лицо Ганди озарилось интереом.
       - Интересно, стали бы они расти в Вардха? Сатьяграхи оценили бы новую пищу.
       - Я обязательно пришлю из Лос-Анджелеса в Вардха несколько саженцев авокадо, - сказал я и добавил: - Яйца - это пища с высоким содержанием белка, запрещены ли они для чатьяграхи?
       - Неоплодотворенные - нет, - Махатма улыбнулся своим воспоминаниям. - Я много лет не поощрял их употребление, даже теперь я их не ем. Однажды одна из моих снох умирала от истощения, доктор настаивал на яйцах. Я не соглашался и рекомендовал ему дать ей какой-нибудь заменитель. "Гандиджи, - сказал доктор, - в неоплодотворенных яйцах нет никакой жизненной спермы, тут нет никакого убийства". Тогда я с радостью позволил снохе есть яйца, вскоре она выздоровела.
       Накануне ночью Гонди выразил желание получить посвящение в крия-йогу Лахири Махасая. Я был тронут непредвзятостью Махатмы и его духом исследования. Он, как дитя, в божественных поисках обнаружил ту чистую восприимчивость, которую Иисус восхвалял у детей:"... ибо таковых (детей) есть Царство Небесное"15.
       Час обещанного мною обучения настал, в комнату вошли несколько сатьяграхи, мистер Десаи, мистер Пингала и некоторые другие, кто пожелал учиться технике крия.
       Сначала я обучил этот маленький класс физическим упражнениям йогода. Тело представляется разделенным на двадцать частей, волевое усилие направляет энергию по очередно к каждому отделу. Скоро каждый из них вибрировал передо мной как человек-мотор. Легко было наблюдать эффект пульсации на двадцати частях тела Ганди, находящегося полностью на виду, и, хотя и очень худого, но вовсе не неприятного, ибо кожа его была гладкой и упругой16.
       Позже я посвятил группу в освобождающий метод крия-йоги.
       Махатма изучал все религии мира с почтением. Писания джайнов, Новый Завет Библии и социальные писания Толстого17 - вот три основных источника ненасильственных убеждений Ганди. Свое кредо он сформулировал таким образом:
      
       Я верю, что Библия, Коран и Зенд-Авеста18 столь же богодухновенны, как и Веды. Я верю в общества учителей, но в нашем веке миллионы должны идти без них, потому что найти сочетание совершенной чистоты и совершенного обучения - событие редкое. Но не следует отчаиваться при наличии знания истины одной лишь своей религии, так как основы индуизма, как и любой великой религии, всеобщи и легко понятны.
       Я верую, как всякий индус, в Бога и Его единость, в воскресение и спасение... Я не в состоянии описать свое чувство к индуизму более точно, чем к собственной жене. Она трогает меня, как не может тронуть никакая другая женщина в мире. Не то чтобы у нее не было недостатков. Осмелюсь сказать, что у нее их гораздо больше, чем я вижу. Но тут налицо чувство неразрывной связи. Точно такое же чувство и отношение у меня к индуизму со всеми его недостатками и окраничениями. Ничто не доставляет мне такого удовольствия, как музыка Гиты или Рамаяны Тулсидаса. Когда я полагал, что нахожусь при последнем издыхании, Гита была моим утешением.
       Индуизм - не какая-то замкнутая в себе религия. В ней есть место для поклонения всем пророкам мира18. Это не миссионерская религия в обычном смысле слова. Она, несомненно, впитала в себя много родов, но это впитывание носило эволюционный, незаметный характер. Индуизм каждому рекомендует поклоняться Богу в соответствии с его собственной верой или дхармой19, и таким образом пребывает в согласии со всеми религиями.
      

       О Христе Ганди писал: "Я уверен, что если бы Он жил теперь в наше время среди людей, то благословил бы жизнь многих, кто, быть может, никогда и не слыхал Его имени... в точности, как написано: "Не всякий говорящий Мне: "Господи! Господи!"... но исполняющий волю Отца Моего Небесного"20. Уроком Своей жизни Иисус показал человечеству и величественную цель, и единственное направление, к чему мы все должны стремиться. Я уверен, что Он принадлежит не только христианству, но всем землям и народам".
       В последний вечер моего пребывания в Вардха я выступил с речью перед собранием, созванным мистером Десаи в городском зале. Помещение было переполнено, более четырехсот человек собрались послушать лекцию о йоге. Я говорил сначала на хинди, потом по-английски. Наша маленькая группа вернулась в ашрам вовремя, чтобы перед сном повидать Ганди и пожелать ему, объятому миром и занятому корреспонденцией, спокойной ночи.
       Когда я поднялся в пять часов утра, еще стояла ночь. Сельская жизнь уже пробудилась, сначала повозка с волами у ворот ашрама, потом крестьянин с огромной ношей, непрочно держащейся у него на голове. После завтрака наше трио разыскало Ганди для прощального пранама. Святой встает в четыре часа утра на утреннюю молитву.
       - До свидания, Махатмаджи! - Я преклонил колена, чтобы коснуться его стоп... Индия в полной безопасности, находясь под вашей защитой!
       Прошли годы со времени идиллии в Вардха, земля, океаны и небеса обагрились войной. Ганди - один среди выдающихся лидеров предложил практическую ненасильственную альтернативу вооруженной силе. Чтобы загладить обиды и устранить несправедливость и вновь доказать объективность, он определил свою доктрину следующими словами:
      
       Я обнаружил, что жизнь сохраняется среди разрушения. Поэтому должен быть закон выше, чем закон разрушения. Только поэтому хорошо упорядоченное общество, следующее этому закону, было бы понятным и живущим достойно.
       Если это закон жизни, мы должны разрабатывать его в ежедневном существовании. Там, где возникают войны, где бы нам ни встретился противник, покоряйте его любовью. Я обнаружил, что закон любви устраивал меня в жизни настолько же, насколько не устраивал закон разрушения.
       В Индии мы имели наглядную демонстрацию действия этого закона в широком масштабе. Я не заявляю, будто ненасилие проникло в триста шестьдесят миллионов человек время проникло глубже, чем любое другое учение.
       Требуется довольно напряженный курс воспитания, что-бы достичь психического состояния ненасилия. Эта жизнь, полная дисщиплинирования, аналогична жизни солдата. Совершенное состояние достигается только тогда, когда ум, тело и речь находятся в должной гармонии. Любая проблема оказалась бы разрешенной, если бы мы решились сделать закон правды и ненасилия законом жизни.
      

       Мрачное развитие политических событий в мире неумолимо приводит к истине, что люди без духовного видения погибнут. Наука, если не религия, пробудила в человечестве смутное чувство ненадежности и даже иллюзорности всего материального. Куда, в самом деле может теперь пойти человек, если не к его Источнику и Началу - Душе в нем?
       Обратившись к истории, можно резонно заявить, что проблемы человечества не разрешались с помощью грубой силы. Первая мировая война произвела снежный ком военной кармы, переросший во вторую мировую войну и от которого знобит весь мир. Эта несвятая троица может изгнать все человеческие проблемы заключительным аккордом атомных бомб. Использование логики джунглей, а не человеческого разума при таком регулировании проблем обратит землю в джунгли. Если братья не в жизни, тогда братья в насильственной смерти. Не для такого позора Бог с любовью позволил человеку обнаружить освобождение атомной энеркии.
       Война, как и преступление, никогда не окупается. Тех миллиардов долларов, сгоревших в дыму взрывчатого ничто, было бы достаточно, чтобы создать прекрасный новый мир, почти свободный от болезней и совсем свободный от бедности. Не землю страха, хаоса, голода, мора, плюсок смерти, а просторную землю мира, процветания и ширящегося сознания.
       Ненасильственный голос Ганди взывает к высшему сознанию человека. Пусть народы более вступают в союз не со смертью, но с жизнью, не с разрушением, а с созиданием, не со слепыми истребляющими силами ненависти, но с творческим чудом любви.
       Следует прощать любую обиду, говорится в Махабхарате. Сказано было, что продолжение рода происходит благодаря прощению человека. Прощение - это святость, прощением вселенноя держится. Прощение - это сила сильного, прощение - это жертва, прощение - это покой ума. Прощение и мягкость - свойства владеющего собой. Они олицетворяют вечную добродетель.
       Ненасилие естественно вырастает из закона прощения и любви.
       "Если потеря жизни становится необходимой в справедливом бою, - заявляет Ганди, - следует быть готовым, подобно иисусу, пролить свою собственную кровь, а не кровь других. В конце концов, в мире было бы пролито меньше крови".
       Когда-нибудь напишут эпос об индийских сатья-грахи, что противостояли ненависти - любовью, насилию - неналилием, что скорее допускали безжалостно зарезать себя, чем мстить. Историческим исходом в некоторых случаях было то, что вооруженные противники бросали оружие и при виде людей, ценивших жизнь других превыше своей, потрясенные до глубины души, со стыдом убегали.
       "Если надо, то я готов ждать века, - сказал Ганди, - чем искать свободу страны кровавыми средствами". - Махатма никогда не забывает великое предупреждение: "...все, взявшие меч, мечом погибнут"21.
      
       Я называю себя националистом, но мой национализм широк, как вселенная. В своей развертке он включает все нации на земле22. Мой национализм включает благосостояние всего мира. Я не хочу, чтобы моя Индия поднялась на пепле других наций. Я не хочу, чтобы Индия эксплуатировала хоть одного человека. Я хочу, чтобы Индия была сильной, чтобы она могла передать свою силу другим нациям. Ни для одной нации в Европе сегодня обстоятельства не таковы, они не наделяют силой другие.
       Президент Вильсон упомянул прекрасные четырнадцать пунктов, на сказал: "В конце концов, если это наше стремление прийти к миру не поможет, у нас имеется оружие, к которому мы прибегнем". Я хочу изменить эту фразу и говорю: "Наше оружие уже не помогло. Давайте поищем теперь что-нибудь новое; давйте испытаем силу любви и Бога, Который - Истина. Когда мы этого достигнем, нам больше ничего будет не нужно".
      

       Воспитанием сотен тысяч подлинных сатьяграхи (тех, кто принял одиннадцать суровых обетов, упомянутых в первой части этой главы), также распространяющих это провозвестие терпеливым воспитанием народный масс Индии до понимания духовных и, в конечном счете, материальный преимуществ ненасилия, вооружением людей оружием ненасилия, невосприятием несправедливости, готовностью сносить оскорбления, заключения, самую смерть, но не прибегать к помощи оружия, снисканием мировой симпатии, благодаря бесчисленным примерам героического мученичества среди сатьяграхи, Ганди драматично отобразил практическую природу ненасилия, его способность улаживать споры без войны.
       Ганди ненастльственными средствами завоевал большее число политических уступок стране, чем было когда-либо завоевано каким-либо иным лидером любой страны без помощи пуль. Ненасильственные методы искоренения заблуждения и зла применялись не только на политической арене, но и в тонкой и сложной среде социальных реформ. Ганди и его последователи устранили множество давнишних междоусобиц между индусами и магометанами, сотни тысяч мусульман смотрели на Махатму как на своего вождя. Неприкасаемые нашли в нем своего бесстрашного и победоносного защитника. "Если б мне предстояло родиться еще, - писал Ганди, - я хотел бы родиться парией, потому что благодиря этому я был бы в состоянии служить им более эффективно".
       Махатма и в самом деле "великая душа", но именно миллионы безграмотных проницательно даровали ему этот титул. Простой крестьянин оказался способен подняться до высокого требования Ганди. Махатма всем сердцем верит в присущее человеку благородство. Неминуемые неудачи никогда его не обескураживали. "Если даже кто-то обманет сатьяграхи двадцать раз, - пишет он, - он готов поверить ему в двадцать первый, ибо безоговорочное доверие человеческой природе есть самая сущность веры"23.
       - Махатмаджи, вы человек особый, вы не должны ожидать, что весь мир будет поступать, как вы, - сделал однажды замечание один критик.
       - Странно, как мы заблуждаемся, воображая, будто тело улучшить можно, а пробудить скрытые силы души невозможно, - ответил Ганди. - Я как раз и стараюсь показать, что если и обладаю какой-либо из сил, я такой же бренный смертный, как и всякий из нас, и что никогда не отличался ничем особенным и сейчас не отличаюсь. Я просто индивидуум, которому так же свойственно ошибаться, как и всякому другому смертному. Но я признаюсь, что у меня достаточно скромности, чтобы признать ошибки и обратить свои стопы. Я признаюсь, что имею несокрушимую страсть к Истине и Любви. Но разве не сокрыто это в каждом человеке? Если мы должны прогрессировать, нам следует не повторять историю, а создавать ее вновь, Мы должны увеличить наследие, оставленное нашими предками. Если мы можем делать новые открытия и изобретения в этом феноменальном мире, следует ли нам заявлять свое банкротство в сфере духовной? Разве нельзя умножать исключения с тем, чтобы сделать их правилом? Должен ли человек всегда быть прежде скотом, а потом человеком, если он вообще должен что-либо?24.
       Американцы должны, не без гордости,хорошо помнить успешный ненасильственный опыт Вильяма Пенна по основанию им в XVII веке колонии в Пенсильвании. Там не было "ни укреплений, ни солдат, ни полиции, на даже оружия". Средь беспощадных пограничных войн и резни, упорно происходивших между новыми поселенцами и краснокожими индейцами, только одним пенсильванским квакерам никто не досаждал. "Других убивали, резали, но квакеры были в безопасности. Ни одну их женщину не изнасиловали, ни одного ребенка не убили, ни одного мужчину-квакера не замучили. Когда же, в конце концов, квакеры были вынуждены отказаться от управления штатом, разразилась война и лишь три квакера были убиты - те, которые, отпав от своей веры, в целях защиты носили оружие".
       "Сила, к которой прибегли в великой войне (1914-1918 годов), не принесла покоя, - заметил Франклин Рузвельт. - Победа и поражение были одинаково бесплодны. Этот урок должен научить мир".
       "Чем больше орудий насилия, тем больше горя человечеству, - учил Лао-цзы. - Торжество насилия завершается пиром траура".
       "Я борюсь только за мир во всем мире, - заявил Ганди. - Если это движение в Индии на ненасильственной базе сатьяграхи достигнет успеха, это придаст новый смысл патриотизму и, если мне позволено будет сказать со всей скромностью, самой жизни".
       Он вторит словам учителя из Галилеи: " Вы слышали, что сказано: "око за око, и зуб за зуб". А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую"25.
       Эпоха Ганди с замечательной точностью космического расписания перешла в век, уже разоренный и опустошенный двуми мировыми войнами. На гранитной стене его жизни проступает божественное факсимиле: любящее предостережение от дальнейшего кровопролития среди братьев.
      

       Махатма Ганди посетил Йогода Сатсанга Брахмачарья Видьялая, - среднюю школу с йоговским воспитанием в Ранчи. Он милостиво оставил следующие строки в книге для костей:
       "Это учебное заведение произвело на меня глубокое впечатление. Я имею большие надежды на то, что эта школа будет поощрять дальнейшее практическое применение колеса прялки".
       17 сентября 1925 года        (подпись)        Мохандас Ганди.
      

      
      

       В память
      
       "Он был в подлинном смысле отцом народа, и убил его безумец. Миллионы и миллионы скорбят, ибо свет погас... Но тот свет, который сиял, был свет необыкновенный. Тысячи лет этот свет будет сиять в нашей стране, и мир увидит его". - Так сказал премьер-министр Индии Джавахарлал Неру после убийства Махатмы Ганди в Нью-Дели 30 января 1948 года.
       Пятью месяцами раньше Индия мирно достигла национальной независимости. Дело 78-летного Ганди было сделано, он сознавал, что час его близок. "Ава, - принеси мне все важные письма, - сказал он внучке в утро дня трагедии. - Я должен ответить сегодня. Завтра может никогда не наступить". В многочисленных эпизодах своих сочинений Ганди также намекал о последнем неизбежном ходе событий.
       Когда умирающий Махатма медленно опускался на землю с тремя пулями в хрупком и изношенном теле, он поднял руки в традиционном индийском жесте приветствия, безмолвно даруя прощение. Простодушный артист, каким он был во всех поступках жизни, Ганди достиг вершины мастенства в момени смерти. Все жертвы самоотверженной жизни Ганди сделали возможным этот заключительный жест любви.
       Мнение человечества кратко выражено в словах великого ученого Альберта Эйнштейна: "Грядушие поколения, быть может, едва смогут поверить, что такой человек, как он, во плоти и крови когда-либо ходил по земле". Официальное сообщение из Ватикана гласило: "Убийство вызвало здесь огромную печаль. Ганди оплакивают как апостола христианской добродетели".
       Преисполнены символическим значением жизни всех великих, приходящих на землю совершить особую добродетельность. Драматическая смерть Ганди ради единения Индии ярко осветила его послание в мир на каждом континенте, разорванном разногласиями. Это послание он точно определил пророческими словами:
       "Отказ от насильственных методов поселится среди люлей и будет жить. Это предвестник мира во всем мире".





       1. Махатма - великая душа. Его родовое имя - Мохандас Карамчанд Ганди. Он никогда не называл себя Махатмой.
Return
       2. Буквальнй перевод с санскрита - придерживаться истины. Сатьяграха - знаменитое двихение ненасилия, возглавлявшееся Ганди.
Return
       3. Чапати - хлеб из немолотой пшеницы без дрожжей.
Return
       4. Таласари - вареные и нарезанные овощи.
Return
       5. Хирургическое удаление воспаленного червеобразного отростка слепой кишки - аппендикса. - Примечание российского издателя.
Return
       6. Она опубликовала ряд писем, написанных Махатмой, которые обнаруживают подготовку самодисциплинирования, данную ей ее гуру. (Писма Ганди к ученику; Harper & Bros.; N.Y., 1950). В более позжней книге (Странствие души, Coward-McCann, N.Y., 1960) мисс Слейд упомянула большое число людей, посещавших Ганди в Вардха. Она писала:"Через такой промежуток времени я не могу вспомнить многих из них, но двое явно сохранились в моей памяти: Халида Эдиб Ханум, знаменитая турецкая писательница, и свами Йогананда, основатель Общества Самопознания в Америке". - Примечание американского издателя.
Return
       7. Мисс Слейд напомнила мне другую выдающуюся женщину Запада - мисс Маргариту Будроу Вильсон, старшую дочь великого президента Америки. Ее серьезно интересовала Индия. В Нью-Йорке я передал ей технику крия-йоги. Позже она отправилась в Пондишери, где провела последние пять лет жизни, счастливо следуя пути ученичества у стоп Шри Ауробиндо Гхоша. Этот великий мудрец вошел в махасамадхи в 1950г.
Return
       8. В годы своего пребывания в Америке, к ужасу посетителей и секретаря, я соблюдал периоды молчания.
Return
       9. Ахимса - непричинение вреда, ненасилие - основное кредо Ганди. В ранний период жизни на него оказали влияние джайны, которые почитают ахимсу за основную добродетель. Джайнизм - одна из сект индуизма - энергично распространялся в VI веке до Р.Х. Мазавирой, совнеменником Будды. Махавира - буквально переводится как Великий Герой. Взглянул бы он сквозь века на своего героического сына Ганди!
Return
       10. Ганди красиво писал о тысячах вещей. О молитве он говорил: "Для нас она является напоминанием, что мы беспомощны без поддержки Бога. Никакое усилие не является завершенным без молитвы, без определенного признения, что лучшие побуждения человека не возымеют эффекта, если за ними нет благословения Бога. Молитва - это призыв к покорности, к самоочищению, к поиску внутри себя".
Return
       11. Яджна - в переводе с санскрита означает жертва.
Return
       12. Хинди - это индо-атийский язык, базирующийся главным образом на корнях санскрита, - основной язык народа северной Индии. Главным диалектом западной Индии является хиндустани, на котором пишут шрифтом деванагари и арабскими буквами. На его поддиалекте, урду, коворят мусульмане и индусы в северной Индии.
Return
       13. Ганди описал свою жизнь с опустошающей прямотой в книге История моих экспериментов с Истиной (Ахмедабад: Navajivan Press, 1927-28, in 2 vols.). Эта автобиограхия была кратко также изложена в книге Махатма Ганди - его собственная биография (Edited by C.F.Andrewes, with an introduction by John Haynes Holmes; N.Y., Macmillan Co., 1930).
       Многие автобиографии, изобилующие знеменитыми именами и яркими событиями, почти совсем умалчивают о какой-либо фазе внутренного анализа или внутренного развития. Книги эти откладываешь с какой-то неудовленвоненностью, как бы говоря: "Вот человек, который знал много известных лиц, но ни в коем случае не себя". Такая реакция на автобиографию Ганди невозможна; он раскрывает свои ошибки с беспристрастной преданностью истине, весьма недкой в анналах всех времен.
Return
       14. Кастурабаи Ганди умерла в Пуне 22 февраля 1944 г., находясь в заключении. Обычно бесстрастный Ганди молча плакал. Вскоре после того как почитатели предложили фонд памяти в ее честь, со всей Индии посыпались деньги и набралось сто двадцать пять лакхов рупий (почти четыре миллиона долларов). Ганди договорился, чтобы этот фонд был использован на проведение мероприятий по улучшению бытовых и культурных условий среди сельских женщин и детей.
Return
       15. От Матфея 19.14.
Return
       16. Ганди подвергал себя многим коротким и долгим постам. Его книги Диета и реформы диеты; Лечение природой и Ключ к здоровью были изданы в Navajivan Publishing House, Ahmedabad, India.
Return
       17. Торо, Раскин и Мадзини - три других западных писателя, сочиологические взгляды которых Ганди тщательно изучил.
Return
       18. Уникальная черта индуизма среди религий мира - это то, что она происходит не от какого-то единственного великого основателя, а от безличных писаний - Вед. Таким образом, индуизм предоставляет свободу для благоговейного включфения в свою церковь пророков всех времен и народов. Писания Вед регулируют не только вопросы поклонения, но и всфе важные социальные обычаи и усилия привести всякое действне человека в гармонию с Божественной волей.
Return
       19. Всеобъемлющее санскритское понятие закона; согласование с законом или естественной справедливостью; долг как присущий обстоятельствам, в которых человек находится в любое данное время. Писания определяют дхармукак "естественные вселенские законы, соблюдение которых позволяет человеку спастись от вырождения и страдания".
Return
       20. От Матфея 7.21.
Return
       21. От Матфея 26.52. Это один из многочисленных эпизодов в Библии, которые обязательно предполагают реинкарнацию человека (см. сноску к главе 16). Многие сложности жизни объясняются одним лишь пониманием кармического закона справедливости.
Return
      22. Пусть славится человек не тем, что любит свою страну,
Но пусть лучше славится тем, что любит людей.
- Персидская пословица. Return

       23. "Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Госроди! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?" до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз". - От Матфея 18.21-22. Я глубоко молился, чтобы уразуметь этот бескомпромиссный совет. "Господи, протестовал я, - возможно ли это?" И тогда божественный голос ответил, принеся смиряющий поток разумения: "А сколько раз, о человек, каждый день прощаю Я каждого из вас?"
Return
       24. Однажды мистер Роджер В.Бабсон великому инженеру-электрику Чарльзу П.Штейнмецу задал вопрос:
       - Какое направление исследования получит наибольшее развитие в течение следующих пятидесяти лет?
       - Я думаю, величайшее открытие будет сделано в духовном направлении, - ответил Штейнмец. - вот сила, которая, как ясно учит история, являлась величайшей в развитии людей. Однако мы просто играли с ней и никода не изучали ее так же серьезно, как физические силы. Когда-нибудь люди узнают, что материальное не приности счастья и от него немного пользы в том, чтобы сделать мужчин и женщин созидательными и сильными. Тогда ученые мира преобразуют старые и преумножат новые лаборатории, изучающие Бога, молитвы и духовные силы. Когда наступит этот день, мир увидит большее развитие в одном поколении, чем он видел в четырех прошлых.
Return
       25. Он матфея 5.38-39.
Return



Используйте ЛОТОС для переходов по страницам